О

Краковская колбаса не послушалась ее ножа, и наполовину сделанный разрез завершился уродливым надломом. Магазин тут же заполнился криком хозяйки: "Что творишь! Ты вообще почему тут? Одна в отделе, другая- заказы развозит, сколько раз повторять?! И вонищу своей колбасой развела, кошмар, выметайся!"  Она и ушла. Отовсюду сразу. Сказала: "Все надоели".  И дверь мягко закрылась за ней в последний раз, ключ остался.

Я закрыл глаза. Медитация.
Почти сразу увидел кота. Большой такой кот, пушистый, кисточки на ушах. Все понимает, сидит слушает внимательно. Захотелось помолиться ему, начал: "О, " тут захотелось сказать "великий", но слово не легло.  Какой он великий? Просто крупный.  Продолжение не придумалось, осталось только "О" зависшее в воздухе. Ну и ладно.  Собственно дальше и нечего говорить, я же ничего не хочу.   
Кот - это не совсем кот, он на самом деле город. Вглядываюсь в пушистую шерсть и в ней проступают дома. Высокие параллелепипеды, стекло и металл.  Он самодостаточен и, кажется, в нем хорошо жить.  Я думаю, он выполняет желания когда они появляются. Проблема в желаниях. Буду звать его О. Нормальное имя для города, лаконичное и уважительное, но без излишнего подобострастия.

Я живу в студии - не слишком большой, довольно уютной и достаточно просторной.  Стены белые,  в роли окна экран в который я вижу город. Когда день в нем сменяется ночью, на улицах загораются фонари и огни витрин,  а утром светлеет небо и по нему движется солнце. Время от времени пролетает какая-нибудь птица, обычно это чайки. Думаю где-то рядом течет река, но ее не видно. Очень натурально. Обычно я представляю, что экран это окно.
Все необходимое мне доставляют. Оставляют под дверью и уходят туда же, в город. Я живу в нем, внутри.  А в медитации вижу его снаружи, целиком.   
Я говорю ему: "О". И звук растекается по белой комнате. Он меня слышит.  Я  бы сказал ему что-то еще, но просто разговаривать ему со мной не интересно.  Можно было бы попросить что-нибудь, но у меня все есть.  Можно было бы попросить вернуть ее - это ведь в его силах, но какое я имею право ее возвращать? Если она захотела уйти.  Поэтому я говорю "О" и замолкаю, и эхо моего голоса долго бьется о белые стены и в конце концов всасывается в экран.